СМИ блокируют информацию

Исследователям, историкам и прочим разоблачителям заткнули рот.

Как объяснить такую ​​сильнейшую блокировку информации?

В настоящее время, мы больше не сжигаем запрещенные книги, но, как ни странно, в нашем сверхинформированном обществе нет ничего проще, чем заставить информацию исчезнуть, просто спрятав ее в средствах массовой информации.
Чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать свидетельства самых признанных ученых, таких как Энтони С. Саттон, британский экономист и историк, исследователь в Стэнфорде и профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, который одним из первых в 1960-х годах открыл роль, которую сыграли американские банкиры и промышленники в приходе Гитлера к власти и в военных действиях Третьего рейха, или Элис Тейхова, профессор Университета Восточной Англии в Гертон-колледже в Кембридже и Лондонской школе экономики и политических наук, который проследил британские и европейские разветвления нацистской финансовой системы в Европе, или Адам Туз, преподаватель Йельского университета, раскрывший правду о немецкой экономике в межвоенный период, Эдвин Блэк, разоблачивший преобладающую роль IBM в ведении войны и Холокост, или Джозеф Боркин, который осмелился критиковать преступления IG Farben, то есть компании Standard Oil Дж. Д. Рокфеллера-младшего. Все они, как и многие их университетские коллеги-«ревизионисты», должны были подвергаться постоянному и разнообразному давлению, как свидетельствует Саттон:

«Несмотря на свою Конституцию и предполагаемые ограничения, Соединенные Штаты стали квазитоталитарным государством. Если внешние признаки диктатуры еще не видны и концлагеря и другие агенты власти, стучащиеся в нашу дверь в полночь, не являются нашей повседневной жизнью, то критики истеблишмента тем не менее являются объектом угрозы. Против них предпринимаются действия, такие как использование налоговых служб для усмирения инакомыслящих или манипулирование Конституцией со стороны судебной системы, подчиненной этой элите. (-) Через издательства, контролируемые этой самой финансовой элитой, неудобные книги уходят на второй план и выдвигаются «полезные». (-) Общим результатом этой манипуляции обществом со стороны истеблишмента стало начало четырех крупных войн за 60 лет, сокрушительный государственный долг, отказ от конституции, подавление свободы и возможностей и создание огромного пропасть доверия между человеком с улицы и его политическими лидерами.

Энтони Саттон

Прозрачное устройство двух основных партий, трубящих об искусственных различиях, соглашениях, достойных цирковых игр, и клише более пристрастной внешней политики, больше не вызывает доверия. И финансовая элита, которая сама признает, что ее политика не пользуется поддержкой общественности, очевидно, готова идти своим путем, без символической поддержки этой публики. Доказательства, представленные историками-ревизионистами, составляют основу этого спора, основу наших обвинений в подрывной деятельности. Медленно, в течение десятилетий, книга за книгой, буквально строка за строкой, правда недавней истории проступает по мере того, как документы публикуются, изучаются, анализируются и организуются в более достоверные исторические рамки. (Энтони Саттон – Уолл-Стрит и восстание Гитлера).

Этот текст датируется 1976 годом. Однако спустя сорок лет ситуация не изменилась ни на дюйм, а наоборот ухудшилась. Так, в 2013 году, на этот раз в Канаде, историк Жак Пауэлс из Университета Торонто пожаловался на те же самые препятствия, молча противодействующие свободе информации, в нескольких строчках в заключении своей книги: «История, это вздор, — сказал однажды Генри Форд. У крупного бизнеса есть деньги, чтобы книги были написаны и широко распространены. Эта работа составлена ​​тщательно отобранными авторами, чьи компании могут рассчитывать на сочувствие и понимание, и эти авторы знают, что от них ожидают в обмен на щедрые гонорары. Поэтому в этих книгах обычно вообще не упоминаются потенциально неприятные темы. Мы можем квалифицировать эти работы как «антисептики». В более или менее официальной истории крупных американских компаний, например, почти никогда не упоминается роль их дочерних компаний в Германии во время войны. (-) Антисептические исследования были проведены от имени Ford, General Motors, Volkswagen, Krupp, Allianz, Daimler-Benz, Deutsche Bank, Degussa, Dresdner Bank, Flick и Bertelsmann. Неслучайно таким авторам не составляет труда быстро найти крупное издательство, готовое опубликовать их работу.

Жак Пауэлс

Подавляющее большинство крупных американских и немецких издательств являются либо гигантскими корпорациями и, следовательно, добросовестными членами большого бизнеса, либо принадлежат холдинговым компаниям, крупные корпорации которых владеют крупными пакетами акций. Эти издатели почти всегда отказываются от рукописей критических исследований. С другой стороны, книги, в которых деликатные темы избегаются или искусно обосновываются, можно неделями торчать в витринах крупных книжных магазинов, которые очень часто являются филиалами или партнерами крупных издательств. Критические исследования, как правило, трудно, если вообще возможно, найти в этих книжных магазинах. И это явление начинает распространяться в Европе. Эту услугу могут себе позволить крупные издательства, связанные с крупным бизнесом, которые публикуют некритические исследования большими тиражами. (Жак Пауэлс Большой бизнес с Гитлером).

Что позволяет забыть о рекомендациях самых именитых представителей этой уважаемой профессии:

«Написание истории состоит из бесконечного пересмотра прошлого. Фактическая реальность истории требует рассмотрения вместе с ее возможностями» Джон Лукач

«Историку полезно говорить любую правду, даже и особенно ту, которая опровергает предрассудки, противоречит принятым идеям или партийным интересам.» Раймонд Арон

И у некоторых разумных людей:

«Везде, где кажется, что на поверхности действует случайность, она всегда находится во власти скрытых внутренних законов, и вопрос лишь в том, чтобы их открыть.» Фридрих Энгельс

Ибо реальный замысел СМИ и издателей по приказу Большого черного капитала заключался не в том, чтобы запретить работу историкам-ревизионистам и интеллектуалам, а в том, чтобы создать впечатление, что они не заинтересованы в их работе, отправить их на свалку информации и, в лучшем случае, упоминать о них только в «элитарных» телевизионных программах или в документальных фильмах, транслируемых в самые поздние часы ночи.

Потому что все всегда знали, что:

«Кто владеет прошлым, — гласил лозунг партии, — тот владеет будущим». Тот, кто владеет настоящим, владеет прошлым» 1984 Джордж Оруэлл

и что «Низшие люди» должны оставаться в неведении.